• Нафанаил (Поспелов), архимандрит

    Архимандрит Нафанаил (Поспелов)

    Архимандрит Нафанаил (Поспелов), в миру - Кронид Николаевич Поспелов, родился в 1920 г. в селе Заколпье Меленковского уезда Гусь-Хрусталинского уезда Владимирской губернии в семье священника. Русский.
    Отец - священномученик Николай (Поспелов)
    Мать - Анна Константиновна, урожденная Красовская (1878-1962)
    • В 1922 г. семья переехала в село Житенино Орехово-Зуевского района Московской губернии. Незадолго до того, как советские власти приступили к изъятию имущества у крестьян и священнослужителей, в 1928 году семья продала дом под школу в соседнее село и перешла жить в дом просфорни по её приглашению. Каждый год власти требовали от священника уплаты всё больших налогов, но в 1930 году сумма налогов стала столь высока, что святой Николай вынужден, был продать всё своё имущество и перейти служить в другой храм.
    • С пятого класса школы мальчик уже был вынужден оторваться от семьи. Вместе с родителями, когда началась коллективизация, попал в разряд лишенцев, то есть был поражен в гражданских правах.
    • 1930-1931 гг. - отец служил в храме села Воскресенское Киржачского района Владимирской области,
    • Отца в 1931 перевели в Успенский храм в селе Воинова Гора Орехово-Зуевского района, 1932-1933 гг. - служил в храме села Пустое Поле Шатурского района, 1933-1934 гг. - служил в храме Рождества Пресвятой Богородицы в городе Орехово-Зуево, с 1935 г. служил в Троицком храме в селе Кaменки Ногинского (Богородского) района Московской области, затем в храме Михаила Архангела в село Былово Подольского района (ныне - Троицкий округ Москвы). 27 января 1938 г. отец был арестован, 8 февраля 1938 г. приговорён к расстрелу, казнён 17 февраля 1938 года.
    • После седьмого класса надо было решать, где продолжить образование. Мама в этом помочь не могла, и юноша стал искать пути сам. Сначала поехал в город Тушино, в техникум, который готовил техников - смотрителей авиалиний. Но требования там были столь высоки, что он решил отказаться от поступления. «Ведь начали бы скорбеть и принявшие меня, да и я сам», - говорил позже отец Нафанаил. Это шел 1937 год. Кронид вынужден был записаться на иждивение брата, чтобы поступить в средне-техническое учебное заведение, и поехал к брату в Богородск, где поступил в Механический техникум на специальность «техник-механик по холодной обработке металлов». Вторая специальность в техникуме называлась «техник-механик для льнопенькозаводов». Каждый поступавший хотел не прогадать, выбрать специальность, способную обеспечить потребности жизни.
    • Поговорил со студентами, которые сказали: «Если ты после техникума поедешь в село, на льнопенькозавод, то хлеб там развозят по 400 грамм по домам». В общем, надо было идти на холодную обработку металлов, что молодой человек и сделал. Позже он спросил у одного преподавателя, куда направляться после техникума, тот ответил: «Куда-нибудь, но только непременно в Московскую область».
    • В 1940 г. вышел указ правительства о расширении сети фабрично-заводских училищ. В связи с этим техникум закрывался. Первый и второй курсы перевели доучиваться во Владимир, а старших - в Москву. Однако в Москве, по сравнению с Богородском, учение было поставлено ниже. Студенты поехали в Наркомат и стали говорить о том, что надо как-то повышать уровень обучения. Но старания были напрасны - их обучение никого не интересовало. Тема дипломной работы выпускника Поспелова была: «Ремонтно-механический цех для завода имени Барышникова г. Орехово-Зуево на программу 1941 года». Проект разработал и защитил с оценкой «отлично».
    • Батюшка вспоминал: «Я начинал свою учебу, получая стипендию 56 рублей. На последних курсах у меня, отличника, была стипендия 96 рублей. Так что, оборачиваясь назад, на свою молодость, я вижу, что и мирская жизнь в то время протекала в подвиге не меньше монастырского. Обедали мы один раз в сутки, а утром и вечером съедали кусок черного хлеба и запивали баночкой подслащенного кипятка. Так что в монастырь меня готовили условия жизни.
    • Когда спрашивали, почему не вступил в брак, молодой человек отвечал, что в то время учили строить колхозы, развивать промышленность, но не учили вступать в брак и создавать семью. Единственное, что на эту тему он запомнил из всей школы, это урок литературы, на котором читали по Чехову: «Нет, женитьба - шаг серьезный. Ха-ха-ха!»… Вот и вся наука о браке. А вот о том, как вести, например, семейный бюджет - не говоря уже о более сложных вещах! - об этом никто не сказал ни единого слова.
    • Мобилизован в конце 1941 г. в авиацию. Служил он механиком на аэродромах.
    • Кронид попал на Савеловский аэродром, его отряд расселили по квартирам в деревне в трех километрах от аэродрома. Механику Поспелову пришлось жить в семье Анны Ивановны Шараповой с её внучками. При себе он всегда носил миниатюрное Евангелие. Хозяйка как-то захотела послушать. Он почитал, она стала задавать вопросы, но молодой человек никаких пояснений, толкований сделать не мог. Постепенно усердие слушать у хозяйки и ее внучек пропало, зато они пообещали достать жильцу Библию. Батюшка вспоминал: «Я с детских лет слышал всякие нелепости про Библию. Например, тот, кто прочитает Библию от начала до конца, обязательно должен сойти с ума… Кстати, у преподобного Серафима есть мысль, что хорошо прочесть Библию от начала до конца. За один такой труд Господь не оставит без дара разумения». Принесли Библию. Но когда читать - днем работа, а ночью темно. Хорошо, Кронид работал на летном поле, и в его распоряжении было горючее. Он сделал из гильзы сигнальной ракеты ночник и поставил лист белой бумаги как фон для отражения и усиления света. С этим светильником по ночам прочитал всю Библию. Кстати, этими же ночами он научился определять погоду по луне. В новолуние или полнолуние обязательно шел снег - работа по очистке летного поля: готовить летную полосу для полёта. Как только отойдут снегопады, до двух недель можно было жить спокойно. Дом был на полозьях. Его подцеплял трактор, перевозил с места на место. На ночных дежурствах, уже при свете керосиновой лампы-молнии, он читал духовные книги, готовил себя к монастырю. Книги давало местное население. Была у них там одна старушечка. У неё духовных книг было немало. Когда Кронид пришел первый раз и попросил что-то прочитать, она дала какие-то листочки, дала с опаской - ведь человек был новый, незнакомый. Вернул листочки с благодарностью, принес паёк хлеба, помог выкопать огород, напилил дрова… Впоследствии старушка давала любые книги: Лествицу, например. Возвращал все в сохранности, только для себя делал выписки. Так молодой человек нашел утешение и поддержку, которой до этого никто не мог ему дать.
    • В селе Выропусск Кронид спас от уничтожения образ Выдропусской иконы Божией Матери В храме, который был закрыт большевиками, разместили пленных немцев. Была зима, дров не было, и красноармейцы получили приказ отапливать храм иконами. В волнении Кронид прибежал к хозяину снимаемой им квартиры Степану, сообщил о готовящемся злодеянии и тот, срочно загрузив целый воз дров, обменял дрова на чудотворный образ Выдропусской иконы Божией Матери. Около пятидесяти лет Выдропусская икона Божией Матери пребывала в семье Степана и его детей. Лишь после того, как храм святого Георгия в Выдропужске был возвращён верующим, святыня покинула благочестивую семью и вернулась в дом Свой.
    • Когда война закончилась, демобилизованного направили в Петербург на восстановление города. Там как раз открывали пастырско-богословские курсы. Еще будучи в части, Кронид подал заявление на эти курсы. Сдал экзамены, его приняли, но из части его не отпустили, хотя были обязаны по закону. Молодой человек законов не знал, взял отпуск, проучился на курсах 10 дней и вынужден был вернуться в часть, чтобы продолжать службу. Но из книг он уже знал, что тем, кто собрался в монастырь, обязательно будут препятствия и искушения. Только не надо этим смущаться, потому что эти искушения уже являются началом подготовки к монашеской жизни. У Кронида случилось рожистое воспаление на ноге. Дали бюллетень, больного надо содержать, он же не работал. Зато каждый вечер стал ходить в Никольский собор. Через две недели больная нога зажила, но случилось точно такое же воспаление на другой ноге. Начальство, не желая нести расходы по содержанию, предложило демобилизоваться.
    • После демобилизации он решил сразу ехать в монастырь, никуда не заезжая. Понимал, что если заедет к родным, то возникнут новые искушения и препятствия. К тому же, приехав в монастырь прямо из части, он являлся демобилизованным, и его сразу ставили на довольствие и выдавали паспорт.
    • «На гражданские власти, - говорил отец Нафанаил, - нельзя смотреть однобоко, только как на противников нашего спасения, а различные регистрации и прописки нельзя считать исключительно вражескими кознями. Еще когда я поступал на курсы, благочинный города Ленинграда отец Николай Ломакин сказал нам всем: «У кого-то из вас не хватает документов, кто-то не получит регистрации. Это не значит, что вам помешали мирские власти, - это значит, что Господь избирает сегодня не вас, а других». Поэтому во всех жизненных обстоятельствах мы должны видеть Божью волю, Божественный Промысел».
    • И еще: если бы монахи были совершенно отделены от государственного устройства и им не требовалось от властей никаких регистраций, то где бы происходили те контакты с неверующими людьми, которые действуют спасительно на их души? Ибо Промышлением Божиим устроено так, что никто не может до второго пришествия Христова разделить всех людей на добрых и злых, на пшеницу и плевелы. Чтобы праведные терпели и скорбели без ропота, а грешные создавали им условия для терпения и достижения Царствия Небесного.
    • Скорбей в жизни отца Нафанаила было немало, но никаких обид ни на кого у него не осталось. Ведь батюшка считал, что именно эти тяжелые условия жизни и привели его в монастырь. «А будь жизнь полегче да порадостней, - говорил отец Нафанаил, - еще неизвестно, где бы я теперь обретался».
    • В монастырь Кронида Поспелова принимали в Петербурге, так как в Пскове тогда епископской кафедры не было. Секретарь канцелярии спросил, в какой монастырь он желает поступить. Но юноша уже знал из духовных книг, что если самому выбирать монастырь, то позже могут появиться сожаления о неправильном выборе, и он ответил:
    • - В какой благословите, в такой и поеду.
    • - В нашем распоряжении Псково-Печерскй монастырь.
    • - Благословите, - ответил Кронид.
    • Приехал 1 марта 1947 г. на станцию Печоры. Местность незнакомая. Нанял извозчика за 15 рублей, который привез прямо к Святым вратам. Впечатление было очень сильное.
    • Кронид пошел к отцу наместнику, отдал свои документы. Наместник определил в общежитие. Жили втроем, один - некий семинарист. И вот когда остальных увезли на несколько дней на покос, пришла весть, что этот семинарист уехал, украв вещи. Но Кронид все равно послушания не бросил, потому что должен находиться там, куда благословили. И когда послушники вернулись с сенокоса, оказалось, что вещи Кронида остались на месте.
    • Отец Нафанаил вспоминал свои первые именины в монастыре: «Я об именинах даже не посмел сказать. Отправили копать картошку на целый день. Я не осмелился даже попросить и пиджачок надеть. Так целый день и дрожал от холода».
    • Уже тогда отец Нафанаил отличался особо трепетным отношением к монастырскому имуществу, ставшим впоследствии его «визитной карточкой». Он вспоминал такой случай: «Праздник Святой Троицы 1947 года. Владыка уехал на праздник в Псков, а мне были обещаны вечером поклоны, так как полведра дефицитных белил я не выдал отцу благочинному. А тут случилось наводнение. Приехал из Пскова владыка, увидел разрушения. Стал обходить монастырь. А обед и ужин мог начаться только с его благословения. Наконец он сам говорит часов в 11 вечера: «А почему вы не ужинаете?» Только тогда мы стали ужинать. Владыка, конечно, очень переживал за монастырь и про те поклоны, которые мне были обещаны, он просто забыл».
    • Но однажды его все-таки поставили на поклоны. Дело было так: по бедности в монастыре был только один медный чайник, служивший и в храме для теплоты, и в трапезной для чая. Однажды не доставили чайник из храма, и чай в трапезной за обедом оказался не заварен. Троим, несшим трапезное послушание, вечером дали по пятьдесят поклонов - среди них был и отец Нафанаил. Батюшка вспоминал: «И вот, когда братия ужинала, мы перед иконой клали поклоны. И должен сказать, что после такого наказания самочувствие бывает самое хорошее. Зря переживают те, кто стремится избежать таких наказаний».
    • Работали монахи и послушники по восстановлению монастыря от 7 утра до 7 вечера, с перерывом на обед на один час. Утром выдавали три куска вареной свёклы и 500 грамм хлеба; хлеб давался на сутки, до следующего утра. В обед - одно первое, вечером - щи из хряпы. Хряпа - это зеленые листы капусты, которыми кормили скотину. По воскресным и праздничным дням бывало второе, а по двунадесятым праздникам - булочка на 100 грамм и стакан киселя. В таких условиях восстанавливалась обитель.
    • В монастыре трудился на полях, затем выполнял послушания пономаря и кладовщика продовольственного и вещевого складов. Вскоре он был назначен на послушание за свечным ящиком и позднее – казначеем.
    • В 1949 г. пострижен в монашество с именем Нафанаил и рукоположен в иеродиаконы. Прослужив в диаконском сане 40 лет.
    • В 1979 году был рукоположен в иеромонаха.
    • С 1980 г. – архимандрит.
    • Перед смертью священноначалие предложило старцу поставить электростимулятор, однако он слезно просил не делать этого, так объясняя свою просьбу: «Отцы, представьте, - душа хочет отойти к Богу, а какая-то маленькая электрическая штучка насильно запихивает ее обратно в тело! Дайте душе моей отойти в свой час!»
    • Умер 9 августа 2002 г. Погребён в Богом зданных пещерах рядом с храмом Воскресения Христова.
    Ответить Подписаться