• ​Павел (Горшков), игумен

    О. Павел (Горшков)

    Игумен Павел (Горшков), в миру - Пётр Михайлович Горшков, родился 20 августа (по стилю) 1867 г. в Санкт-Петербурге. Русский

    • С семнадцатилетнего возраста отдал себя служению Церкви Христовой.
    • монах
    • Павел
    • 23 августа 1897 г. - пострижен в монахи Троице-Сергиевой Приморской пустыни Санкт-Петербурга, получив имя Павел
    • В Троице-Сергиевой Приморской пустыни он служит по 1918 год.
    • Там же отец Павел начал свое иноческое послушание, на которое его благословил св. Иоанн Кронштадтский, - молитвой, проповедью, ежедневными трудами утверждение в народе трезвого образа жизни. Был организатором "Первой российской Сергиевой школы трезвости", которая размещалась в двух им построенных зданиях.
    • с 1900 г. - иеромонах
    • В 1910-х гг. о. Павлу нередко приходилось совершать богослужения помимо монастырских храмов пустыни в Стрельне, в Успенской кладбищенской церкви и в храме Константиновского дворца, владелец которого великий князь Дмитрий Константинович также был одним из попечителей школы и училища о. Павла, неоднократно бывал в пустыни.
    • Все последующие месяцы отец Павел служит при военном госпитале, помогая раненым и больным тифом не только молитвами и пастырским словом, но и служением в качестве санитара.
    • С 1918 г. - в г.Юрьев, Эстония. По натуре о.Павел был очень деятельным и сострадательным к людям.В 1921г. в Юрьеве он организовал общество "Разумный досуг", а потом всю жизнь пламенной молитвой, вдохновенной проповедью, кропотливым ежедневным трудом и помощью заблудшим боролся за утверждение в народе трезвого образа жизни.
    • Летом 1920 г., после расформирования Белой армии, он прибыл вместе с госпиталем в Печоры, а с осени этого же года стал насельником Псково-Печерской обители. С братией монастыря и его наместником, молодым иеромонахом Иоанном (Булиным) у отца Павла отношения складывались непростые - несмотря на внешне мягкий, спокойный характер, человеком он был принципиальным, и далеко не все порядки в обители ему были по душе. Через несколько месяцев ему пришлось уйти из монастыря
    • В 1921 г. по предложению эстонского правительства отцу Павлу была предложена должность инструктора трезвости среди русского населения с неплохим по тем временам жалованием - 500 марок в месяц. Правда, через год с небольшим эстонцы, недовольные агитацией о. Павла «в пользу монархии» и его молитвами о упокоении душ убиенных членов Царской Семьи, эту его должность финансировать прекратили, но в сознании русского населения Эстонии он многие годы так и оставался активным защитником трезвого образа жизни. Едва ли в те времена была хоть одна деревня в Причудье, Принаровье или в Печорском крае, где не было бы известно имя «трезвого батюшки».
    • Так, крупнейшая в Эстонии русская газета «Последние известия» в апреле 1922 г. опубликовала обширную статью, в которой отмечалось, что известный своими трудами по борьбе с алкоголизмом иеромонах о. Павел Горшков только в 1921 году объехал Печорскую и Изборскую волости, посетил 41 школу, где дал 23 урока, на которых присутствовало 1815 детей, и лекций для 2107 взрослых». Всего же в этом году он объездил свыше 100 деревень. В статье так же подчеркивалось, что «деятельность о Павла является новым опытом борьбы с пьянством в Эстонии»
    • Немало было сделано иеромонахом Павлом для оказания помощи русским эмигрантам и беженцам, особенно в самое трудное для них время - начало 1920-х годов. Ревельская газета «Жизнь» 1 августа 1920 г. поместила на своих страницах заметку об открытии «стараниями о. Павла» русской столовой «За разумный досуг»
    • Среди обществ трезвости, созданных им в республике, наибольшую известность приобрело общество «Разумный досуг» в Юрьеве (Тарту), получившее официальный статус Русского просветительного общества в 1923 г. Учредителями его были именитые профессора Тартуского университета И. Тютрюмов, В. Алексеев, приват-доцент С. Штейн (кстати, друг юности А. Ахматовой). В правление общества, деятельность которого вызвала большой интерес также и у эстонской интеллигенции, входили и псковичи: сын русского писателя Мельникова-Печерского, профессор права А.П. Мельников, один из создателей б. Кадетской партии во Пскове, а также бывший городской голова Пскова и министр Северо-Западного правительства Ф.Г. Эйшинский, руководство обществом было возложено на отца Павла.
    • Не прерывал своей общественной деятельности отец Павел и в 1930-е годы, будучи духовником в Пюхтицком женском монастыре (в 1924 году назначен экономом, а с 1926 году командирован служить духовником обители), служа в приходах в Тапа (с 1932) и Муствеэ (Черный посад, 1933-1937). Таллинская газета «Русский вестник» за 27 мая 1936 года отмечала его труды в Причудье, где, например, в деревнях Рая и Тихеда под Муствеэ отец Павел организовал общество трезвости среди деревенской молодежи. Он читал им лекции со «световыми картинками», обучал молодых людей славянской грамоте, духовному пению, литературе, организовал с ними хор.
    • 1937 г. - возвращается в Псково-Печерский монастырь, где занимает должность благочинного и помощника настоятеля, но трудов на мирском поприще не оставляет.
    • Будучи по натуре открытым и сострадательным к людям, о. Павел всемерно поддерживал Русское студенческое христианское движение, очень популярное в довоенной Эстонии и особенно в Печерском крае. В газете «Путь жизни», издаваемой Движением, на полосе, где регулярно помещались поздравления известных общественных, культурных и церковных деятелей по случаю православных праздников, часто встречается и имя о. Павла Горшкова. А в номере этой газеты за 21 марта 1940 года помещена публикация о том, что движенческая молодежь, желая познакомиться с богослужением Русской Православной Церкви, обратилась за помощью к иеромонаху Павлу, который «с любовью откликнулся» на просьбу молодежи. В течение года молодые люди собирались по воскресеньям в келье у о. Павла, тот «живо иллюстрировал свои беседы и объяснял примерами из житий святых, из пролога, из своей личной жизни».
    • С началом войны, осенью 1941 г. братия Псково-Печерского монастыря избрала о. Павла наместником. Престарелому игумену Парфению (Шаталину) было нелегко справляться по состоянию здоровья со своими хозяйственными обязанностями, чрезвычайно усложнившимися из-за установления в Печорах немецкого оккупационного режима. Поэтому в декабре 1941 года митрополит Литовский и Виленский Сергий (Воскресенский), Экзарх Московского Патриархата в Прибалтике издал указ, по которому игумена Парфения, возведенного в знак признания его заслуг перед обителью в сан архимандрита, сменил иеромонах Павел, возведенный Владыкой в сан игумена. Но, по сути, настоятельствовал он здесь уже в течение нескольких месяцев: начиная с июля 1941 года, на ряде сохранившихся документов сугубо благотворительного характера уже имеется подпись иеромонаха Павла.
    • Монастырь находился на оккупированной немцами территории но наместник сумел найти ту тонкую и умную линию в отношениях с оккупационными властями, которая позволила сохранить братию, обитель и все ценности. Игумен часто жаловался духовнику старцу схииеромонаху Симеону на тяжесть своего положения, но тот не благословил игумена отойти от дел, сказав: "И не помышляй. В монастыре нет сейчас никого, кто мог бы заменить тебя. Терпи!".
    • Ему удалось организовать помощь продуктами пленным красноармейцам лагерного пункта в Пскове, больным, инвалидам и престарелым в богадельне в Завеличье. Сохранились свидетельства о том, что под предлогом, что ему нужны рабочие в монастырь, игумен Павел освободил из немецкого лагеря более десятка военнопленных. Известно также, что помощница отца Павла - православная мирянка Эльза Грюнверк как-то привела к нему трех красноармейцев, бежавших из лагерного пункта № 134, и он некоторое время прятал их. Есть свидетельства, что в монастырских пещерах в войну укрывались совеские разведчики. Этот факт был также подтвержден бывшим разведчиком Новиковым во время посещения обители в 1984 г.
    • Тяжелым ударом для престарелого настоятеля был вывоз немцами из ризницы монастыря древних ценностей, якобы подальше от бомбежек, в другой православный монастырь под Ригой, на самом же деле в Германию. Воспрепятствовать этому о. Павел был бессилен. «Не нахожу себе места и покоя ни днем, ни ночью, - писал он главе печорской оккупационной администрации Беккингу. - Не хочу, чтобы после моей смерти монах-проводник по пещерам всем посетителям, показывая на мой гроб, говорил: «Здесь похоронен Павел Горшков, который отдал все сокровища монастыря, что хранила до него братия пятьсот лет»
    • После освобождения Псковщины о. Павел был включен в комиссию по расследованию преступлений оккупантов в Псковщине.
    • 23 октября 1944 году о. Павел был неожиданно был арестован и отправлен под конвоем в Ленинград (Санкт-Петербург). Содержался в тюрьме Кресты. Тогда же были арестованы насельники монастыря: иеромонах Лин (Никифоров), рабочий монастыря Петров-Костенков Егор Петрович, трудившаяся в монастыре Татьяна Архиповна Хитрова и монастырская художница Эльза Аугустовна Грюнверк
    • О. Павла обвинили в "шпионаже" и сотрудничестве с немцами.
    • На одном из первых допросов в протоколе он показал: "В предъявленном мне обвинении виновным себя признаю частично... Считал, что немцы должны победить большевиков, по отношению к которым был настроен враждебно... Немцы сразу стали открывать церкви, заискивали перед верующими, чтобы они шли вместе с ними против большевиков, но когда мне стало известно, что они взрывают церкви и занимаются грабежом, я стал смотреть на них, как на грабителей. Контрреволюционной деятельностью в пользу немцев я не занимался, никого не вербовал, не могу себя признать виновным в получении заданий для шпионской деятельности в тылу Красной Армии".
    • На следующих допросах (19 января 1945г.) следователь добился от о.Павла таких признаний: "Еще до 1918г. в своих проповедях и в личных беседах революционеров-коммунистов я называл "крамольниками и супостатами"... Когда советское правительство расстреляло царскую семью Романовых, я высказался среди своего окружения, говоря: "Большевики расстреляли невиновных людей, и вся семья Романовых есть святые мученики, погибшие от рук большевиков".
    • Трибунал шел без государственного обвинителя, защитника и свидетелей.
    • 8 февраля 195 г. - Военный Трибунал войск НКВД Ленинградкого военного округа осудил о. Павла по статье 58, пункт 1а - по обвинению: "измена Родине, пропаганда, агитация, содержащие призывы к свержению, подрыву или ослаблению советской власти, проводимые с использованием религиозных предрассудков масс в военной обстановке, контрреволюционная деятельность"
    • Приговор: 15 лет ИТЛ с поражением в политических правах на 5 лет, с конфискацией изъятых денег 46330 руб. (Деньги были не о. Павла, а монастырские, и 18 октября 1947г. Военная Коллегия в порядке надзора постановила возвратить деньги Псково-Печерскому монастырю).
    • В своем последнем слове на суде о. Павел сказал, что он признает себя виновным частично, а именно в том, что он боролся с безбожниками: "как и подобает истинному христианину и доброму пастырю пешком, с посохом в руках, с сумой за плечами исходил он Псковскую губернию, "посетил сто деревень и сто школ и произносил там проповедь" - о любви, о Христе, Который есть Любовь."
    • Умер 6 июля 1950 г. в Сибирских лагерях (в Баинском отделении Сиблага МВД СССР - близ Тайшета), в лагерной больнице «по причине декомпенсионного кардиосклероза» и был похоронен в безымянной общей могиле.
    • Ложь о сотрудничестве старца с немцами усердно распространялась советской властью. Было время, когда в музее г. Печоры существовала целая экспозиция с материалами о якобы пособничестве игумена Павла немецким оккупантам в разграблении ими ценностей из монастырской ризницы. Без упоминания об этом не выходила ни одна из советских книг, посвященных истории знаменитой обители.
    • 1997 г. - реабилитирован

    О. о. Павле: Имея живой и общительный характер, он любил нести в народ евангельское слово, любил проповедь христианской нравственности. Был добрым, благожелательным человеком с очень широким кругозором и искренним интересом к культуре, истории, краеведению, литературе и поэзии

    Ответить Подписаться